Когда речь заходит о заразительном поведении, то обычно имеют в виду зевание, почесывание или смех, причем и то, и другое, и третье оказывается заразительным не только в компании людей, но и среди животных (известно, например, что новозеландские попугаи кеа могут заражать веселостью друг друга). Но могут ли быть заразительными какие-то более сложные формы поведения? Можно ли, например, заразиться ленью, или, наоборот, нетерпением?

В литературе и кино часто можно встретить фразу, что кому-то передалось чьё-то нетерпение, или как кто-то поддался чужой лени, однако считается, что и склонность лениться, и осмотрительность с осторожностью, нетерпеливость довольно слабо подвержены внешним влияниям – то есть если человек стал ленивым, то окружающие его вряд ли уже изменят.

Более того, считается, что все три свойства, по крайней мере, отчасти зависят от генов. И лень, и осторожность, и нетерпеливость рассматривают как особенности психики, от которых непосредственно зависит безопасность индивидуума – безопасность в широком смысле.

Действительно, осмотрительность срабатывает тогда, когда мы ищем более безопасных путей, чтобы достичь какой-то цели; нетерпеливость проявляется, когда мы готовы удовольствоваться малым, но лишь бы побыстрее, нежели ждать чего-то большего, но потом; наконец, лень – это когда нам кажется, что «игра не стоит свеч», что цель не стоит того, чтобы ради нее вообще предпринимать какие-то усилия. Подобные соображения кажутся сугубо личными, и чтобы кто-то другой смог на них подействовать, ему нужно как-то убедить нас – начать разговор, использовать какие-то аргументы. Заразительность, когда мы просто посмотрели на кого-то и повторили его действия вслед за ним, здесь вряд ли может иметь место.

Однако, как пишут в своей статье в PLOS Computational Biology исследователи из парижского Института головного и спинного мозга, и нетерпеливость, и осторожность, и лень могут передаваться между нами проще, чем можно было бы подумать. Эксперимент состоял в том, что несколько десятков взрослых людей должны были пройти через смоделированные ситуации, в которых им нужно было выбрать тот или иной способ действий. Выбранный путь говорил о том, что участник эксперимента «по природе» либо осторожен, либо ленив и т. д.

Затем на сцену выходил некто посторонний, насчет которого нужно было предположить, как он поступит в той или иной ситуации. То есть участники эксперимента должны были, например, сказать про незнакомца, какую из двух лотерей он выберет: ту, которая дает небольшой, но более вероятный выигрыш, или ту, где выигрыш побольше, но и вероятность получить его меньше.

Фокус был в том, что этот незнакомец был не более чем убедительной компьютерной моделью. Модель выполняла какие-то действия, так что все остальные видели результат, после чего эксперимент возвращался к началу – от его участников вновь требовалось решить, как они поступят в той или иной ситуации.

Оказалось, что на второй раз люди часто решали уже иначе, и изменения эти были явно связаны с тем, как поступил компьютерный «другой». То есть кто-то вместо нетерпеливого становился ленивым, потому что другой человек перед тем выбрал «ленивое» решение. Как пишет портал LiveScience, авторы работы объясняют такой результат общечеловеческой склонностью придерживаться неких социальных норм в поведении: «я поступаю как ты – значит, я с тобой в одной группе». С другой стороны, человеку может казаться, что кто-то другой «знает, как лучше», что другой поступает заведомо правильно, и потому надо повторять за ним.

Кстати говоря, год назад похожую работу провели психологи из Калифорнийского технологического института: в своих экспериментах они показали, что люди склонны заражаться довольно сложным поведением, которое вовсе не обязательно принесёт им выгоду – то есть, наблюдая, как кто-то другой поступает рискованно, мы тоже готовы пойти на риск, даже если плохо представляем, к чему это может привести.

nkj

👁 15
comments powered by HyperComments

Оцените статью
Рейтинг: 1Рейтинг: 2Рейтинг: 3Рейтинг: 4Рейтинг: 5 (средняя оценка: 5,00)